URBAN.AZ

URBAN.AZ

Проект Craftsmanship Azerbaijan реализуется при поддержке Министерства культуры и туризма Азербайджана, а также уникального бренда рукотворного виски The Balvenie.

"Узелок к узелку должен ровно ложиться, - учит нас мастер, быстро перебирая шерстяные нити, как струны, натянутые на барабане. Здесь, в Исмаиллах, когда-то возрождалась история азербайджанского ковра. - Вам это обязательно пригодится! Ремесло нужно знать, будь у тебя даже высшее образование. Знала ли я в три года, когда только училась ткать, что это станет делом всей моей жизни?"

Я сама из Лагича. Там испокон веков было много ремесленников. Ковроткачеством занимаюсь с трех лет - мама с сестрой научили меня. Они постоянно занимались этим ремеслом. С возрастом я закончила три университета: Художественное училище имени Азима Азимзаде, Азербайджанскую Государственную Академию художеств, Институт социального управления и политологии. А все равно по жизни стала заниматься именно ковроткачеством.

Я чувствовала, что это ремесло умирает, уходит от нас. И решила спасти его во что бы то ни стало. С 1993 года занимаюсь ковроткачеством. Была первым предпринимателем в Исмаиллах. Выкарабкивалась изо всех сил. Человек, который любит плавать, ищет море. А человек, который любит свое ремесло, ищет любую возможность им заниматься – его ничего не остановит.

Перед продажей никогда не мою ковры. Покупатель должен видеть ковер таким, какой он есть на самом деле, а не приукрашенным. Мне как-то привезли ковер, купленный задешево в другом месте, и сказали: "Ты дорого продаешь свои ковры". А я ответила: "Ваш ковер – машинной вязки. А мои ковры ручной работы. Сейчас разницу могут заметить только знающие люди. Зато это становится понятно через несколько лет, когда ковер начинает распускаться, терять краски".

В ковроткачестве много секретов. Ковер начинается не в нашей мастерской. Ковер начинается с тутового дерева, с шерсти животного, с куста хлопка. Нужно уметь выбирать нити. Например, для шерстяного ковра нужно выбрать шерсть с определенной части тела животных. Нужно знать, в какой воде ее вымыть. Затем надо окрасить нити: ореховой шелухой, травами, гранатовой или лимонной кожурой... Все это краска. Не химические заменители, которые через годы потускнеют, а природные красители.

В нашем ремесле нужно терпение. Если вкладываешь деньги в ресторан, уже через месяц видишь прибыль. А здесь сначала надо сделать нити, потом ткать ковер. Мы должны каждый узелок завязывать так, чтобы он был красивым. Некоторые ковры ткутся много лет. А потом нужно найти им достойных покупателей... Посмотрите на этот ковер. Он такой нежный. Смотришь на него и как будто окунаешься в осень. Ковер меняет свой цвет при свете. Смотрите, как играет...

Я бывала во многих странах. В Турции один раз увидела свой ковер. Спросила, за сколько они его продают. И они назвали цену, выше моей в десятки раз. Я рассмеялась и сказала, что это мой ковер. Продавец не поверил. Тогда я сказала, где найти знак, доказывающий, что это мой ковер. Он нашел и стал целовать мне руки, восхищаясь ковром.

Около миллиона ковров вышло из нашей мастерской. Было время, когда в ней по 800 человек работало. Сейчас здесь в среднем около 60 человек. У меня много учениц. Я всегда благодарю за это Бога. Меня дети видят в деревне и радостно кричат: «Бабушка идет!» Они видели, как я учила их матерей, дала им возможность зарабатывать на хлеб... Ведь чтобы научиться ткать, достаточно всего одного месяца. Главное – чтобы у ремесленника не было рамок, которыми он сам себя ограничивает. Когда появляются рамки, получается штамповка.

 

У меня одна дочь, она работает врачом. Но с малых лет умеет ткать ковры. Мой зять тоже занимается со мной этим ремеслом. Ремесло нужно знать, будь у тебя даже высшее образование. Знала ли я в три года, когда только училась ткать, что это станет делом всей моей жизни?

Зато даже если завтра ты попадешь в плен и скажешь, что ты – ремесленник, то останешься в живых. Ибо ремесленник нужен всем, даже врагам. У ремесла нет национальности. Ковер в любой стране ковер. Поэтому в узоры каждого своего ковра я незаметно вписываю слово "Азербайджан" - чтобы завтра в любом споре доказать, что этот ковер азербайджанский!

 

Я хочу всему миру показать, что такое настоящий азербайджанский ковер. У меня прекрасный цех. Когда-то я взяла кредит, чтобы его построить. Сейчас мне нужна поддержка, чтобы продвигать мое ремесло за рубежом. Вывозить заграницу мои изделия, чтобы даже на краю света знали, что такое азербайджанский ковер!

 
The Balvenie — уникальный бренд шотландского односолодового виски. Напиток обладает неповторимым вкусом: богатым, роскошным, мягким, с яркой медовой ноткой. Дистиллерия The Balvenie была основана Уильямом Грантом в 1892 году. На сегодняшний день, это единственная дистиллерия Шотландии, где виски полностью производится вручную. Собственный ячмень солодится в старинной солодовне токового типа. В штате числятся бондари и медник — они следят за состоянием бочек и перегонных кубов. Молт-мастер дистиллерии Дэвид Стюарт посвятил своей работе более полувека и сегодня является одним из 12 представителей данной профессии во всей Шотландии.
Вода, воздух, токовая солодовня, печь, кадки для брожения, бочки для заваривания солода, перегонный цех, бондарня, следы истории на стенах и, особенно, люди — все это играет свою роль. Именно поэтому The Balvenie стремится к сохранению традиций ремесленного искусства во всех его проявлениях.

Отзывы