URBAN.AZ

URBAN.AZ

В первый зимний день ушедшего года, когда мир, потирая глаза, просыпался для борьбы со СПИДом, я с двумя попутчиками уже стояла у стойки авиакомпании МАУ в нашем чарующем взор эстетов аэропорту и в радостном предвкушении регистрировалась на рейс до Одессы, транзитом через Киев.

В течение ближайших трёх дней нашей троице, вкупе с коллективом любопытствующих блогеров из других стран, предстояло открыть для себя один из самобытнейших украинских городов. Собственно, можно сказать, что для меня это вообще было первое знакомство с Украиной, потому что, несмотря на всю любовь к этой стране и даже наличие доли украинской крови в роду в лице одной из прабабушек, до сих пор я побывала только в Крыму, и то в детстве (хотя воспоминания по сей день пестрят немеркнущими красками). Киев для меня и вовсе как Париж для фанеры, я над ним только пролетаю периодически туда-сюда, приземляясь лишь на пару часов для пересадки в аэропорту.

Поэтому мысли о предстоящей поездке согревали и отгоняли сон, которым я пожертвовала накануне ради сборов в дорогу. Впрочем, не спать вполне привычное для меня занятие почти перед каждым путешествием, чему уже никто больше не удивляется и не журит меня даже для проформы.

Непрерывно звучащие в голове "Ах, Одесса – жемчужина у моря" и песня Кости-моряка заглушили утреннюю перебранку работников таможенного досмотра и моё недовольство тем, что пришлось разуваться для проверки, мы погрузились в самолёт, и, как сказал в своё время Юрий наш Гагарин, "поехали".

Одесса нас встретила хмурой холодной погодой, но душевным теплом. Познакомившись прямо в аэропорту с "коллегами" из Казахстана- тремя весёлыми ребятами, мы принялись следовать программе.

Программа на этот день предполагала размещение в отеле, обед, обзорную экскурсию по городу, ужин и посещение театра Оперы и Балета, где в тот день давали "Жизель".

Театр оперы и балета

Выделенный по случаю гид Вячеслав забросал нас датами и фактами, но мне, в силу окончательно сформировавшегося в последнее время желания, гораздо важнее было, отключившись от рассказов и толпы, пройтись молча и неторопливо, впитывая энергетику города (которая, к слову, там просто замечательная, что почувствовалось практически сразу) Поэтому я сознательно отставала как могла, приближаясь только изредка.

Но недаром в самом начале повествования была упомянута борьба со СПИДом. Возле здания городской Думы, прямо у памятника Пушкину, ко мне подскочила пара волонтёров и, сообщив о том, какой сегодня день, предложила быстро и бесплатно сдать экспресс-анализ на ВИЧ и гепатиты. На мой вежливый, но твёрдый отказ доброхоты-старатели огорчились, но не сдались: "Ну, хотя бы презервативы возьмите, тоже бесплатно". Я смущённо оглянулась на сочувственно взирающего сверху Александра Сергеича, снова отказалась и тут же побежала догонять товарищей, пока не получила ещё какого-нибудь заманчивого предложения.

Отображается файл

Вдохновители борцов со СПИД-ом - А.С.Пушкин и я

Не знаю, дух ли бывшего губернатора Саакашвили ещё окончательно не выветрился из города или это такая специфика черноморского города-порта, а может ещё по какой причине, но на всём пути следования я постоянно ощущала такое очень-очень эфирно-неуловимое сходство с Батуми и даже сама себе не могла объяснить, почему.

Между тем гид Вячеслав, подобно Ивану Сусанину, стремительным ходом вёл нас к ресторану, торопливо отвечая на возникающие по ходу вопросы и страшно переживал, что мы, из-за периодических остановок для фиксации окружающей красоты на фотографическую память, не укладываемся в график и опаздываем на ужин.

На ужине уже ожидали представители городской администрации и остальные участники тура: поляк Пётр, латыш Иварс и трое турков: пенсионер-путешественник и молодой архитектор из Стамбула и их соотечественник из Измира. Услышав понятную без перевода речь, представители братского народа обрадовались и оживились, тут же явив собой воплощение известного изречения "две страны- один народ".

После всех приветственных речей, угощения и тостов, выяснилось, что поскольку балет вот-вот начнётся, на переодевание времени у нас меньше, чем ничего, поэтому мы, к моему великому ужасу и огорчению, тут же двинулись прямо в расположенный в двух шагах театр. Ужас и огорчение были обусловлены тем, что, учитывая минусовую температуру за окном, я оделась на экскурсию как геолог для экспедиции на Северный Полюс и столь великолепное по красоте и торжественности здание, как оперный театр, никак не заслуживало подобного вида зрителя.

Однако одним неподобающим внешним видом мой позор в стенах этого театра не закончился. Едва началось представление, все три предыдущие бессонные ночи злобно накинулись на меня как голодные волки на заблудшего путника и стали усердно закрывать мне глаза.

Я боролась. Боролась отчаянно, как партизан, окружённый фашистами. Всё, происходящее на сцене, в сравнении с происходящей во мне драмой, было не иначе, как детским лепетом. Я энергично растирала уши, надавливала на точки, активизирующие энергию, заламывала пальцы, но в какой-то момент всё же не выдержала и провалилась в глубокий сон.

Через пару минут я засну и позорно просплю весь первый акт

Однако моё чувство стыда оказалось гораздо стрессоустойчивее, поэтому после каждой сцены я чувствовала, как, не просыпаясь, громко хлопаю вместе с остальными зрителями. Наконец первый акт закончился. Сидевшие позади зрители, давясь от смеха, поинтересовались, понравилось ли мне происходившее на сцене. Я покаялась, посмеялась вместе с ними, и тут подоспевший на помощь добрый латыш Иварс, пригласил нас в буфет пить кофе.

Кофе мы пили так, что профукали начало второго акта и в зал нас, к моей плохо замаскированной радости, не впустили. А поскольку до приезда автобуса оставалось ещё около часа, всё тот же добрый Иварс, прибывший в город на пару дней раньше и уже успевший освоиться, предложил провести собственную экскурсию, которая, к слову, оказалась не хуже вячеславовской.

Программа второго дня была не менее насыщенна. Предстояла экскурсия в дом-музей Утёсова, обед в ресторане "Будапешт" (кстати, будете в Одессе, непременно загляните: и очень вкусно, и персонал - выше всяких похвал!) и посещение пары санаториев за городом.

К Утёсову с нами поехал один из трёх турков, который молодой архитектор (если помните). Всё то время, пока хранительница музея самозабвенно рассказывала нам историю жизни великого артиста, я самозабвенно слушала, впитывая энергетику маленькой квартирки, а наша гид Ира самоотверженно переводила на английский, стараясь ничего не упустить, турок послушно выслушивал, иногда понимающе кивал, но выражение его лица при этом заставляло меня периодически представлять обратную ситуацию и изо всех сил удерживаться от смеха.

Музей-квартира Леонида Утёсова

А ещё в доме-музее живёт совершенно потрясающий кот, которого хотелось бесконечно тискать и из-за которого совсем не хотелось уходить. Но нас уже традиционно торопили в связи с плотным графиком, поэтому пришлось смириться и топать на обед.

Санаторий имени Горького, в который мы навострили лыжи после оказался комплексной постройкой на огромнейшей парковой территории. Встречающие нас милейшие девушки- представители администрации сообщили, что прежде здесь располагалась дача Бродского. "Того самого?" - удивлённо и недоверчиво уточнила я. "Его самого,- подтвердили мне. - Тут он всякие приёмы устраивал, друзей собирал, с разных частей света гости приезжали. Обеспеченный был человек, мог себе позволить."

Я задумчиво продолжала терзаться сомнениями: "Надо же...а с виду скромный такой, бедный даже вроде...и гонениям подвергался...и тунеядцем обзывали...а, оказывается, вон, фабрикантом был. И как, главное, сочетались коммерческая жилка с поэтическим талантом!" Потом, почти как Скарлетт, решила, что подумаю об этом позже, побежала пить лечебную воду из бювета, а после, подобно заправскому турагенту, задалась привычными вопросами об условиях проживания, лечении и прочих предоставляемых услугах и возможностях. Возможности и услуги оказались весьма широкого спектра, так что, погуглив, можете найти много чего интересного и для себя подходящего.

Теми же вопросами задалась на следующем объекте посещения, отеле и рекреационном центре Grande Marine. Там выяснилось кое-что, способное заинтересовать многих женщин (впрочем, не только). Помимо кучи физиотерапевтических и других лечебных процедур, отпускаемых в собственном медцентре, туда периодически наведывается один известный пластический хирург с замечательной репутацией. И всем страждущим, решившимся на изменения собственной внешности, отель предлагает весьма привлекательные пакеты на весь период пребывания. Ежели кому вдруг интересно, пишите письма (можно мне-перенаправлю и сконтактирую исключительно по доброте душевной)

(Кстати, Бродский, как потом подсказал всё тот же вездесущий всезнайка Гугл, оказался всё же не тем, о ком подумалось поначалу, то бишь, не поэтом Иосифом с нелёгкой судьбой, а сахаропромышленником, меценатом и филантропом Лазарем Бродским, в общем, тоже хорошим человеком)

Та самая дача Бродского, который не Иосиф, а Лазарь Израилевич. Теперь здесь санаторий им.М.Горького

И вот уже третий, заключительный день нашего путешествия. Главное на повестке дня- Литературный музей и посещение парка скульптур. Этого я ждала с момента приезда, поэтому нетерпеливо выпрыгнула из автобуса, как вдруг слышу, как за спиной один турок (тот, из музея Утёсова) обречённо говорит своим товарищам: "Друзья, сейчас будет очень скучно". Я прониклась искренним сочувствием и решила принять огонь на себя (благо, в данном аспекте это было бы только в радость)

Однако, всё оказалось не так просто. Музейный экскурсовод, женщина, влюблённая и беззаветно преданная собственному делу, плюс крайне ответственный человек, пыталась с помощью Иры донести до них все нюансы, связанные с историей, бережно хранимой в музейных стенах. Турки вежливо кивали с нескрываемой тоской в глазах, лишь пару раз оживившись при упоминании Толстого и "солнца русской поэзии".

В третьем или четвёртом по счёту зале мне удалось-таки безраздельно завладеть вниманием хранительницы тайн. Увидев на стене портрет невероятно красивого Чехова, я застыла в восхищении! "А можно я его сфотографирую?» - спросила, чуть придя в себя, у хранительницы. И, видимо, столько страсти было в моём вопросе, что она с пиковым воодушевлением в голосе заявила: "Фотографируйте! И сами тоже сфотографируйтесь с ним! Это запрещено и меня даже могут уволить, но раз это так важно для вас, я готова пойти на этот риск!"

Заинтересованные нашим пылким разговором турки, достали телефоны и аппараты и на всякий случай тоже сфотографировали меня с Антоном Палычем, возможно, подумав, что весь этот ажиотаж неспроста и не на пустом месте.

Тут, впрочем, на горизонте снова замаячил вопрос времени и графика, и мы заторопились дальше.

Парк скульптур, расположенный во дворе музея, оказался прямо-таки воплощением знаменитого одесского юмора. Хорошо известные всем авторы и персонажи предстали перед нами во внезапно новом и совершенно непривычном обличье и это, скажу я вам, весьма и очень здорово придумано.

Пока мы топали на обед по залитым солнцем улицам, мысли в голове, подобно морским волнам, накатывали одна за другой. Уезжать совсем не хотелось. Выдавшаяся в этот день ясная безветренная погода ещё больше усиливала это нежелание. Хотелось остаться здесь до самой весны, долго-долго бесцельно бродить по улицам, любуясь потрясающе красивыми архитектурными зданиями с огромными окнами. Большие окна в доме- это всегда чудесно! Пожить в одном из них, пытаясь на время почувствовать себя местным жителем. Дождаться, когда, как в той самой песне, фонтан покроется черёмухой и зацветёт каштан. И белых акаций гроздья душистые будут пьянить ароматом, а платаны хвастаться круглыми колючими серёжками. А ты будешь идти по всем этим местам из песен, книг и фильмов и улыбаться прохожим. Просто так. Потому что в этом городе невозможно иначе.

 
 
Памятник основателю Одессы дюку де Ришелье. Говорят, если потереть мешочек в руках Меркурия, изображённого на одной из сторон постамента,  в скором времени можно разбогатеть.
 
 
Народное творчество на ограждении реставрируемой Потёмкинской лестницы
 
 
Фрагмент Воронцовской колоннады

 
Тот же санаторий, вид на море из номера 
 
 
Литературный музей
 
Нет, ну каков красавец был, а?! 
 
 
Сад скульптур при Литературном музее. Гоголь, Пушкин и Бабель в ожидании рождения нового литературного таланта. Яйцо это вращающееся и говорят, парам, которые хотят дочку, нужно крутануть его влево, а тем, кто желает сына, вправо
 
 
Памятник самому известному одесситу современности- М. Жванецкому "Ты-одессит, Мишка"
 
 
 
 
 
 
 
 
Такими увидели авторы М. Цветаеву с А. Ахматовой
 
 
Н.В. Гоголь и его Птица-тройка
 
 
Рыбачка Соня с Костей-моряком 
 
 
Владимир Высоцкий и его золотое сердце
 
 
Каменные "бабы"- наследие древних скифов, оберегают сад от злых духов
 
 
К.Г. Паустовский и его "Время больших ожиданий"
 
 
Типичный одесский дворик
 
 
Местные жители очень гордятся своей самобытной кухней и утверждают, что в Одессе просто невозможно остаться голодным. Более того, сюда можно даже приезжать с главной целью- вкусно поесть.
 
 
Архитектурные здания здесь не могут оставить равнодушным. Особенно впечатляют размеры окон.
 
Отображается файл

 

 


Отзывы